www.alpha-sport.ru
          ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ "SEAC"
          т./факс: +7(495) 788 - 16 - 89; +7(499) 480 - 00 - 46
   на главную страницу    написать письмо
 О компании
Каталог
 Статьи 
Любознательным
Где купить / Дилеры
В помощь дилеру
Задать вопрос
 Контакты
На главную страницу       
 
   Карта сайта 
     Форум 
 
Яндекс.Погода

Поддержи сайт
на DIVEtop.ru :
DiveLIST.ru Рейтинг лучших дайв-ресурсов рунета.



Адрес  
РОССИЯ, 127591, Москва,
Дмитровское шоссе дом 100,
корп.2, офис 420

 НАПИСАТЬ ПИСЬМО


Схема проезда >>

т./факс +7(499)480-0046
т./факс +7(495)788-1689





 
СТАТЬИ / Подводная охота / В поисках трофеев и приключений от Мексики до Панамы - Михаил Артамонов
     

     Восходящее солнце отразилось от причудливых горных вершин, созданных облаками, и растеклось расплавленным золотом по поверхности океана. Граница неба и океана исчезла, соединив в золотом свечении две стихии. Мы в Мексике. Прошло два дня, и было принято решение выйти в океан, что бы своими глазами увидеть, что такое тихоокеанская рыбалка, а возможно, даже по знакомиться с главным героем, ради которого пересекли полмира. Желтоперый тунец... Было уже не сколько встреч, скорее случайных, с этой мечтой охотников и рыболовов, но удача всегда ускользала. В мире не так много мест, где шансы стать обладателем желанного трофея столь велики. Выбор между ЮАР и Мексикой был сделан не случайно – Южная и Центральная Америка будут всегда притягивать хоть раз побывавших там!
      После непродолжительной переписки с Себастьяном, пожалуй, лучшим организатором трофейной охоты на желтоперого тунца и марлина, мы с Олегом оказались на тихоокеанском побережье Мексики. Первоначальный состав из четырех охотников, включая моего партнера по всем трофейным охотам Дамира, не состоялся по независящим от нас обстоятельствам. Но в части наших выходов за тунцом согласился принять участие Сергей Карелин. Уже при первом знакомстве с Себастьяном и его помощницей женой Имел мы прониклись к ним симпатией и уверенностью в успехе нашей экспедиции. И еще нас ждал неожиданный сюрприз: одновременно с нами к Себастьяну приехала группа охотников из Бразилии и Панамы, в составе которой был один из самых известных ныряльщиков в мире – Пипин (Франциско Феррейра). За пару дней до приезда охотников и начала выхода в океан мы решили выйти на рыбалку и своими глазами увидеть те места, где предстояло охотиться в течение шести дней. С капитаном катера договорились о встрече на 7 утра. Подготовили спиннинги для ловли поппером, хотя мало верилось, что удастся что либо поймать. Хотя шанс добыть на поппер джека, корифену или парго был, как уверяли ребята из команды Себастьяна. И вот, пройдя в еще полной темноте еще спящую рыбацкую деревушку, мы грузимся с мексиканским капитаном в скоростной катер.
     Фантастическая красота восхода над Тихим океаном так захватила меня, что я забыл о фотокамере и потом не раз жалел об этом... Подобные восходы бывают редко. Через полтора часа мы были возле большой скалы, поднимающейся прямо посреди бесконечного океана. Как объяснил нам капитан с несколько непривычно звучащим для морского волка именем Лора, мы прошли только половину пути, чтобы наловить для наживки бонито и взять у знакомой лодки живца для ловли тунца. Пока ждали лодку, мы с Олегом решили размяться, пробуя забрасывать попперы под скалу. На одном из забросов последовала атака, и я вывел к лодке небольшого джека – начало положено. Олег решил опробовать другую приманку – волкер – и то же зацепил хорошего джека. Начало было обнадеживающим, но капитан как-то снисходительно поглядывал на наши «успехи». Пока с дружественного катера делились живцом, мы наблюдали удивительное зрелище – периодически то в одном, то в другом месте вскипала поверхность океана и в воздух взлетали торпедами желтоперые тунцы. Но Лора заявил, глядя в наши горящие глаза, что главное шоу нас ждет впереди. И вот лодка снова режет гладкую поверхность океана, а мы откупориваем мексиканскую «корону» за первых «сбитых». Если бы мы знали, что нас ждет!

     Эль Банко проявилась на горизонте скоплением таких же, как у нас, рыболовными катерами, часть которых ходила с отпущенными далеко в море воздушными змеями, с которых к поверхности спускались поводки с живыми сардинками. Рыбалка началась с отпуска лесок с живцами и первых хваток тунцов. Что такое вытащить желтоперого, размотавшего больше сотни метров лески, испытал Олег, затем еще одного вытащил капитан Лора. Посмотрев на измотанного получасовой борьбой с не самым крупным тунцом Олега, я решил, что наступило самое лучшее время попробовать более активную и интересную рыбалку на поппер. Капитан сразу подозрительно быстро согласился и стал выматывать лески, хотя уверенности у меня в успешной ловле кастингом тунца не было совершенно.
     Периодически с разных сторон банки возникали «котлы» (по аналогии с окуневым боем), и Лора, заметив прыгающих тунцов, направлял катер на полном ходу в их сторону. До летающих в фонтанах брызг тунцов 200 метров, 100 метров, ближе... Лодка тормозит, и мы, чуть не вылетев за борт, кидаем попперы в самый центр брызг и кормящихся хищников. Поппер не успевает коснуться поверхности, а к нему уже вылетела желтая торпеда, яростно сомкнув челюсти на приманке! Передать ощущения, вызванные выбросом адреналина в этот момент, словами невозможно. Затянутый почти до предела фрикцион катушки свистит и перегревается, мощнейший кастовый спиннинг от Шимано гнется до скрипа колец, а шнур все сходит... Ощущение, что на другом конце не рыба, а локомотив, и остановить его невозможно! В какой-то момент сопротивление чуть ослабевает и даже удается отвоевать пару десятков метров ценой максимальных усилий, после чего все повторяется. Через 30 минут я уже не понимал, кто кого поймал – спину невыносимо ломило, руки не слушались, ноги подгибались. В то же время казалось, что противник, вцепившийся в поппер, не только не устал, но и еще прибавил ярости и мощи. И вот уже меня буквально кладут на лопатки – бланк удилища прижимает к борту катера, и оторвать его нет сил. Держась одной рукой за стальной каркас лодки, что бы не выпасть из катера, а другой за удилище, пытаюсь перевести дух. Когда кажется, что уже цель близка – осталось 5–10 метров и можно зацепить рыбину багром, – следует очередной рывок в глубину, и снова между нами 30–50 метров шнура. И все же через 45 минут удалось немного утомить бойца и, воспользовавшись его замешательством, поднять на поверхность. Помощники капитана успевают зацепить тунца баграми и втащить в катер. До этого дня я думал, что самым сложным и тяжелым противником является GT (каранкс), но теперь вытаскивание каранксов стало похоже на легкую разминку. Желтоперый, по приблизительной оценке, тянул на 40–45 кг. Потом был пойман еще один около 20 кг. Всего нами было взято за полдня 5 тунцов, было несколько сходов и обрывов. Возврат на берег был воспринят даже с радостью – сил уже не оста лось. Так мы познакомились с желтоперым на поверхности. Предстояло интересное знакомство под водой, и еще нам предстояло узнать, почему так радовался капитан, когда мы оставили ему часть рыбы...

На берегу мы узнали от Себастьяна, что команда Пипина, удачно поохотившись вчера (взяли тунца около 50 кг, а один из охотников сделал рекорд по одной из разновидностей тунцов), пришла почти без рыбы. Только Пипин поднял с глубины крупного парго, а более подробно узнать об охоте нам предложили на совместном ужине в ресторане. Наши тунцы, удачно отжатые хозяйственной Имел, у капитана Лоры по этому случаю переместились в ресторан. Оказывается, желтоперый стоит неплохих денег (10$ за кг), и по предварительной договоренности, сдав рыбу в ресторан, можно всей командой бесплатно поужинать (но без спиртного). До ужина было время, и мы зашли к Себастьяну посмотреть, каким снаряжением пользуются аборигены. Увиденное, не смотря на немалый опыт трофейных охот, удивило. Мой новый деревянный арбалет, недавно приобретенный у Андре и рассчитанный на 4–5 тяг, выглядел уж слишком изящным по сравнению с «бревнами» местных охотников. Ребята используют арбалеты с 7 тягами и соответствующих размеров. Себастьян очень подробно рассказал нам о специфике охоты на желтоперого тунца, показал, как используются уже известные нам амортизаторы и буи от Riff и Rob Allen. Стало понятно, что такая охота сильно отличается от охоты на «собакозубого». Здесь же нам показали «буек», с которым охотится Пипин – пластиковая бобина, используемая обычно как маркобуй, с большим запасом плавающего шнура. А что он со всем этим делает, предстояло узнать на ужине.
     За столом мы оказались между Пипином и его другом Дино из Панамы. Представился сосед очень просто – Пипин. Поговорив о наших общих друзьях и знакомых (Руди Кастинейро когда-то был в команде с Пипином, а Таня Стритер начала карьеру рекордсменки после знакомства с Руди и Пипином), мы опять убедились, что мир не так велик. Вскоре я с интересом слушал его рассказы об охоте, о том, что известный ныряльщик предпочитает. Охотился он на глубинах 40–50 мет ров – эта та глубина, на которой осенью держатся крупные парго. Все очень просто – надо уйти к скалам на 50-метровой глубине, дождаться, когда выйдет парго, и после удачного выстрела просто тащить добычу подальше от камней к поверхности. Только такой монстр может охотиться без буя с пластиковой катушкой на поверхности, вмещающей около ста метров шнура, и вытаскивать очень сильную рыбу с глубины 50 метров. Пипину неинтересна охота на «пелагику» – отсюда и особый подход к снаряжению. Сейчас он выпустил свою линейку снаряжения для подводной охоты и подумывает о приезде в Россию, возможно, в следующем году. А к Себастьяну в Мексику он прилетел впервые с друзьями и просто в восторге – говорит, будет прилетать каждый год. Мы договорились с Пипином о совместной охоте в последний день его пребывания.

      В первый день охоты Себастьян вышел в океан с нами. Места в катере было достаточно: вместо 4 чело век мы пока вышли вдвоем с Олегом, и Себастьян мог спокойно пойти охотиться с нами, чему мы были очень рады. Всегда лучше увидеть, чем слушать теорию охоты на желтоперого тунца. По пути к месту охоты мы поинтересовались у Себастьяна, какую охоту он предпочитает и участвует ли в соревнованиях. Он ответил, что ему не интересно стрелять все подряд, и главное для него не количество, а качество. Поэтому он может не сделать ни одного выстрела, дожидаясь встречи с настоящим трофеем. Та кой взгляд на подводную охоту оказался очень близок и нам. Команда, которая в последующие дни обеспечивала нам охоту, состояла из двух молодых, энергичных и очень веселых ребят – Чило и Фернандо. Рано утром они успели загрузить из дайв-центра все наше снаряжение, забрать из садка кормовую рыбку – чаминг, и с восходом солнца катер уже ждал нас на пляже под балконом нашего отеля. В первый день было решено не уходить на самую дальнюю точку, а поохотиться возле уже знакомой нам скалы. Тем более, что по заверениям Себастьяна, именно здесь были взяты самые рекордные тунцы. Наш катер идеально адаптирован для охоты в условиях океана, сильных течений и больших расстояний. Два мощных двигателя по 150 лошадей, навигатор, рыбопоисковый эхолот, специально приспособленные пластиковые трубы для установки 4 арбалетов, холодильник с уже расфасованной по маленьким пакетикам кормовой рыбкой и, конечно, очень опытная команда. Техника охоты на тунца, которую нам предстояло освоить, состояла в выполнении, по сути, одних и тех же действий и во многом напоминала охоты в Мозамбике, Индонезии. Ка тер отходил против течения от скалы, и еще на ходу ребята, выбросив за борт наши буйки, аккуратно разматывали шнуры и амортизаторы. Затем сразу после остановки мы прыгали за борт и получали наши ружья. Пока заряжали, Чило готовил мешочки с чамингом и бросал нам в руки.

      СНАРЯЖЕНИЕ ДЛЯ ОХОТЫ НА ЖЕЛТОПЕРОГО ТУНЦА.
      Арбалет от 140 см и длиннее. Желательно 4–7 тяг. Rob Allen 140 с двумя тягами от 18 мм то же сойдет, но трофеи свыше 60–70 кг взять будет проблематично. Обязателен наконечник «слиптип» с тросиком длиной 40–50 см. Себастьян использует металлический трос вместо лески. Но хорошего качества леска диаметром 2,5 мм, на мой взгляд, лучше. Особые требования к фалу – используется только амортизатор Reef, как минимум 100 футов длиной. Буи используются небольшие – один жесткий (несжимаемый) и один с избыточным давлением (в Мексике используют Reef). Я пользовался той системой, которую использовал повсюду для трофейной охоты и по собакозубому тунцу, поэтому на своем опыте убедился в ее недостатках для охоты на желтоперого тунца.
     Моя первая охота началась с неприятного происшествия – во время зарядки арбалета, когда 4 тяги уже были взведены и я начал взводить пятую, произошел само стрел. Первое время после сильнейшего удара в грудь я не мог дышать и плохо представлял, что произошло. Только когда взял в руки улетевший в глубину гарпун, понял, в чем причина. Отломился кусок хвостовика в месте выемки под шептала. Это говорит о плохом контроле качества металла, идущего на изготовление гарпунов. Не хотелось бы говорить плохого об Андре, изготавливающего и продающего свои арбалеты на Бали – он очень мне симпатичен как человек. Но если качество такой потенциально опасной продукции будет «китайским» – недалеко и до более тяжелых последствий... Разбитое ребро заживало 3 месяца. Конечно, все по следующие охоты каждая зарядка давалась через сильнейшую боль.
     Чтобы не испытывать судьбу, я взял проверенный Rob Allen. Лучи солнечного света, проходя сквозь изумрудную океанскую воду, исчезали в сумраке глубины и яркими бликами играли на медленно опускающихся в бездну маленьких рыбках. Нас несло мощное океанское течение точно на выступающую из океана скалу. В первые минуты нашего дрейфа на меня выскочила здоровенная ваху и пошла в сторону Олега – мы настолько не ожидали такого быстрого развития событий, что даже не сделали выстрела. Зато Себастьян не упустил случая, и мы увидели, как его буйки понеслись, подпрыгивая по поверхности. После того, как нас вынули из воды возле скалы, мы смогли оценить размеры ваху – думаю, около 25 кг. Себастьян предупредил нас, что ближе к скале дно поднимается до 25–18 м, и там можно встретить огромное количество красных снепперов. Они в среднем достигают 6–8 кг веса и редко 10 кг. Не будучи трофеем, эти рыбы очень ценные в кулинарном смысле.
     Нырнув после того, как возле поверхности появились знакомые по Коста Рике радужные рыбы и стаи не пуганых ханосов, я почти до шел до 10 м, когда поднял голову и посмотрел вниз – там было дно, по край ней мере, не сколько секунд я был в этом уверен. Внезапно дно стало шевелиться, и тогда я уже осознал, что это тысячи снепперов, плотно сбившихся в не имеющую видимых краев стаю. Забеспокоившись, стая двинулась и расступилась, открыв десятью метрами ниже уже на стоящее дно, так же наполненное жизнью – сотни рыб двигались среди каменных развалин. Было время вылезать на катер, и здесь мы сделали то, что обычно позволяли себе в исключительных случаях – передали в катер полностью заряженные ружья. Нас предупреждали о такой схеме охоты, но первое время было не по себе, когда арбалеты с пятью-семью взведенными тягами команда спокойно поднимала на борт. Специально установленные пластиковые трубы для установки ружей делают их транспортировку в заряженном виде безопасной и удобной. Учитывая, какое количество заплывов по течению мы совершали в течение дня, сил на зарядку арбалетов просто не оставалось.

      Блестя, сардинки небольшими облачками парят в толще океана и постепенно растворяются в глубине. Я падаю где-то возле 10-метровой глубины и зависаю сбоку от падающей приманки. Тунцы появляются словно из ниоткуда – мощные, будто от литые из благородного металла, с характерным желтым обрамлением, рыбины двигаются очень быстро. Пока пара тунцов подбирала медленно тонущих рыбок, перемещаясь в совершенно не предсказуемых направлениях, я пытался предугадать их траектории и совместить с ними направление мало поворотливого арбалета. Но к этому моменту тунцы уходили с дистанции убойного выстрела. Первое время мы старались не стрелять, следуя рекомендации Себастьяна, если не были уверены в успешном выстреле. Неудачный выстрел или, еще хуже, сорвавшийся тунец могли на долго насторожить кормящихся рыб. Но, встречая тунцов практически на каждом нырке, я все же начал стрелять, и... ни один тунец в этот день не пострадал. На следующий день мы вышли в океан уже почти в полном составе – к нам присоединился прилетевший Сергей. У нас с Сергеем уже был опыт совместных охот в ЮАР, Коста Рике и Панаме. Это опытный охотник с хорошо подобранным для трофейной охоты снаряжением. Недолгий инструктаж по совместным действиям в катере и океане. Прыгаю с катера, взяв в этот раз арбалет Андре, оснастив его новым гарпуном. Сергей с недоверием относится к деревянному Reef и решает начать с охоты проверенным RA 140, и, как оказалось, не напрасно. К обеду мы уже вдоволь насмотрелись на больших и очень больших тунцов и сделали по нескольку выстрелов. Олег к этому времени вылез на катер и переключился на ловлю поппером (как я его по ни мал!). И вот в который раз мы висим возле чамминга. Выходят желтоперые, адреналин не так, что бы интенсивно, но выделяется. В это время один из тунцов в своем хаотичном движении, видимо, увлекшись собиранием сардинок, неожиданно близко подходит к Сергею. Вы стрел был сделан идеально, как и полагается в случае с трофейным тунцом – в хвост. Гарпун пробил рыбину там, где нет слишком толстой части и мощных мышц, а где тело достаточно плотное, что бы тросик не прорезал тунца. Когда я оказался рядом с Сергеем, тунец упирался где-то на 10 метрах под ним. Но поднять его не получалось, и мы были не уверены, что он не уйдет на дно, где велик шанс перетереть леску в камнях. Нырнув к тунцу, по пробовал захватить его так же, как это делал с собакозубыми тунцами – за узкую часть возле хвостового плавника, и получил такой удар по пальцам, что чудом обошлось без переломов. Выбитый палец дает знать о себе до сих пор. Сергей попросил сделать страховочный выстрел, чтобы не осталось никаких шансов на сход. Гарпун с близкого расстояния прошил тунца на вылет. Пока мы боролись с загарпуненным тунцом, на катере происходили не менее интересные события. Олег удачно подкинул прыгнувшему желтоперому поппер и уже полчаса боролся с тунцом за дорогую приманку. Победил тунец! Повел он себя не характерно, на наш взгляд – бросился в сторону скалы и после продолжительной борьбы все же срезал леску в камнях. К этому моменту наш тунец уже надежно был зафиксирован двумя гарпунами и вскоре оказался на борту, приняв участие в фотосессии с главным героем дня. В дальнейшем я понял, насколько нам повезло тогда – промедли мы со вторым выстрелом, и борьба с ним могла занять куда больше времени и неизвестно чем закончиться. К вечеру я решил снова поменять арбалет, отчаявшись попасть после многих попыток из «деревяшки», и прыгнул в океан с привычным RA140. И тут же убедился на сколько хорошо мексиканцы продумали охоту, когда в воду уходишь с уже заряженным арбалетом. Подо мной всего в 3–5 метрах неторопливо проходил голубой марлин! Размеры привели меня в состояние короткого шока, но попытки быстро зарядить арбалет ни к чему не привели – громадная рыбина не менее 3–4 метров в длину спокойно растворилась в океане. Он и правда был голубого цвета... Взвешивание тунца перед отправкой на кухню ресторана показало 52,4 кг, но Себастьян сказал, что реальный вес с учетом потерь жидкости мог составить +5% от общего веса за час транспортировки. Следующий день мы решили добраться до самой дальней точки в океане. До Эль Банко шли около двух с половиной часов. Поразила великолепная прозрачность океана и, как ни странно, более теплая вода. Ориентиром для нас служили буйки переметов на тунца, поставленных тунцеловами в местах перепада глубин. Подводные скалы в глубине, как магнитом, притягивают тысячи рыб. Внизу вижу темную, медленно двигающуюся массу – красные снепперы, расступившись, пропускают меня, но камней я не увидел. Ниже обнаружилось еще одно «дно», со стоящее из сотен тысяч бонито (мелких тунцов), и только пробив это «второе дно», я увидел камни на дне, наполненные своими обитателями. Почти все выходы тунцов происходили ближе к границе перепада глубин – видимо, крупный океанский хищник активно интересовался большим скоплением корма в этом месте. Вскоре траектория тунца около 40 кг весом пересеклась с моим гарпуном, и «перетягивание каната» почти завершилось в мою пользу, но я совершил глупейшую ошибку – отказался от второго выстрела. Гарпун не пробил мощное тело тунца, и наконечник застрял в мышечных тканях. Попытка захватить рыбину на глубине около 10 м, когда я одной рукой взялся за гарпун, а другой пытался обездвижить хвост, привела к сильнейшему рывку и сходу тунца. Вскоре я поднял не большого тунчика весом 20 кг, но все же это мой первый взятый под водой желтоперый!
     На следующий день мы решили выспаться и выйти поближе, к скале. Утром взошедшее над океаном солнце уже хорошо пригревало, сонные официанты медленно копошились в прибрежных кафешках, а под нашим балконом происходило что-то невероятное. Внизу образовалось что-то вроде оцепления, состоявшее из людей в армейской форме, бронежилетах и с автоматами наизготовку. Конечно, такое событие пропустить было нельзя. Спустившись, мы обнаружили, кроме солдат в полной экипировке, еще и небольшую толпу ранних зрителей. Как оказалось, в песке возле нашего отеля угораздило вылупиться морским черепашкам. Пока бдительные военные с автоматами охраняли подступы к черепашьему гнезду, двое солдат руками раскапывали черепашек и пересаживали их в ящик, что бы потом отвезти в инкубатор на ферму для доращивания. Вот и верь после такого сообщениям масс-медиа о сложной криминальной обстановке и опасной Мексике!
     От Себастьяна я узнал, что Пипину необходимо срочно возвращаться и наша совместная охота не состоится (не в этот раз), но утром можно будет попрощаться с ним и его бразильскими друзьями. Что мы и сделали, обменявшись координатами. А Пипин серьезно настроен приехать в Россию в следующем году. Себастьян, закончив проводы гостей, присоединился к нам, и вскоре течение несет нас к скале. Тунцы торпедами поднимаются из глубины и, быстро подбирая сверкающих рыбок, бесследно исчезают. Так продолжается от одного заплыва к другому, а наши выстрелы по-прежнему не достигают цели. Пытаясь выяснить причину безрезультатных выстрелов, мы стали наблюдать друг за другом и вскоре увидели, в чем состоит наша ошибка – мы не могли точно определить дистанцию до цели. Многие тунцы были очень крупными и, видимо, при оценке расстояния до быстро перемещающихся рыб нам казалось, что цель близка, но на деле гарпун не долетал 1–2 метра. Наши ребята в катере, стараясь максимально увеличить шансы взятия тунца, наловили бонито и, порезав крупными кусками, смешали их с мелкой сардинкой. Тяжелые крупные куски не так быстро выедаются мелочью и тунцами и быстрее достигают глубин, выманивая хищника к поверхности.
     Получив пакеты с чамингом, мы собрались начать раздачу гуманитарной помощи голодным тунцам. И тут я слышу у себя за спиной крики Сергея – повернувшись и проследив взглядом за его призывными сигналами, вижу громадный хвост голубого марлина, удаляющегося в сторону катера! По словам Сергея, марлин был сзади меня на очень близком расстоянии, но когда я его увидел, он уже уходил. Этот день запомнился нам и обилием очень жгучего планктона – в толще воды, словно минное заграждение, висели длинные тонкие щупальца, имеющие сверху маленький красный пузырек. К вечеру их количество стало огромным, и каждое всплытие заканчивалось сильнейшими ожогами лица, а боль становилась невыносимой. Как ни странно, первым сдался Себастьян, и уже оказавшись с Сергеем в лодке, мы не мог ли сдержать смеха при виде его лица, а затем и своих перекошенных лиц, распухших и красных от раздражения. Когда мы появились в дайв-центре, Имел, оторвавшись от компьютера и посмотрев на мужа округлившимися глазами, спросила: «Дорогой, ты закачал себе ботокс?»

      На следующий день Сергей нас покинул, и мы, по совету Себастьяна уже вдвоем, снова оказались возле знакомой скалы. Неуловимые тунцы продолжали непредсказуемые перемещения и успешно поглощали предложенную им прикормку. Планктон куда-то исчез, но осталась другая напасть – бонито. Каждый раз, когда мы приближались к скале в зону, где наибольшее количество корма и наиболее часты выходы желтоперых, наша прикормка исчезала на глазах. Облачко серебристых рыбок бросает яркие блики из глубины, и вдруг, как в шоу иллюзиониста, прямо на глазах блестящие сардинки начинают исчезать. В считанные секунды не остается ничего. Первое время мы совершали ошибку – продолжали сбрасывать еще чаминг из пакетика, и в этот момент происходило разоблачение фокуса. Стремительно, как пчелы на сладкое, налетала стая бонито и начинала вырывать рыбок буквально из рук и пакета! Охваченные пищевой лихорадкой, маленькие тунцы, съев всю прикормку, бросались в ярости на блестящий наконечник арбалета, и некоторые, насаживаясь до самых жабер, метались в зеленом облаке собственной крови.
     Эта невидимая граница, которую патрулировали жадные «таможенники», была самым перспективным местом, и Олег успел до налета бонито встретить не сколько тунцов, один из которых оказался слишком голодным и неосторожным. Я видел выстрел Олега и стремительно уносящего в глубину амортизатор тунца. Некоторая растерянность моего товарища после попадания в первого своего тунца вскоре прошла, и постепенно желтоперый был поднят на поверхность и с помощью багра закинут в катер. Тунец не был трофейного размера – около 25 кг, но это был первый тунец, к тому же желтоперый. Меня же ожидал свой сюрприз – за что люблю Тихий океан, так это за не предсказуемость. Опустившись в стороне от медленно сносимой течением прикормки, я увидел, словно мираж, стоящий за сардинками силуэт громадного марлина Он не двигался и с интересом разглядывал облачко прикормки. Начав сокращать расстояние до огромной рыбы, я, видимо, опять не учел, что размеры марлина могут создать ложное ощущение, что цель близка и на расстоянии выстрела. После вы стрела увидел, как стрела ударила в тело марлина, но через несколько секунд выпала, как только рыбина начала медленно уходить. Мне показалось, что он даже ничего не почувствовал. Воз можно, это был один и тот же голубой марлин, патрулировавший свою территорию. Адреналин дал о себе знать через пару минут после всплытия.
     Вечер, как всегда, прошел в дегустации очень разнообразной кухни местных ресторанчиков. Обилие перчика чили и других специй вызывало сильнейший аппетит, а обилие не помещающихся в глубокой тарелке лангустов, креветок, крабов и других морегадов вызывало изумление. Ко всей этой красоте всегда кстати бутылочка сухого чилийского вина и конечно разговоры об охоте и рыбалке. Остался последний день охоты, и мои шансы взять трофейного тунца становились все менее реальными. Что бы не тратить время на длительный переход, пришли на скалу и – далее все по «программе». На втором заходе, когда поднявшиеся к сардинкам тунцы начали жадно подбирать предложенных рыбок, я выждал длительную паузу и не стрелял в подходящих тунцов, даже отворачивался в сторону. И вот один из них, весьма упитанный, по субъективной оценке где-то около 70 кг, увлекшись подбором рыбок, подошел к последним, висевшим возле меня. Стрела ударила в широкий бок тунца, и наконечник застрял в мышцах – живая торпеда с шипящим шумом рванула в глубину. Жесткий первый буй, оставив пузырящийся след, исчез в глубине, а растянутый до предела амортизатор погрузил под самую поверхность второй, большой 80-литровый. Длилось все недолго – несколько минут я удерживал амортизатор, за тем все резко ослабло. Желтоперый просто выдернул из себя слип-тип, упершись в избыточную плавучесть большого буя. Через некоторое время ситуация повторилась. Большой тунец, неожиданно изменив направление движения, вылетел прямо на меня, и вы стрел опять пришелся в корпус, но я видел, что гарпун пробил рыбину на вылет. Однако и это не помогло. Тунец, несколько раз макнув большой буй, разрезал мышцы и сошел! Любой опыт хорош, и теперь я на практике убедился в разумности использования только одного длинного амортизатора, который прекрасно гасит любые, самые быстрые рывки в глубину, и во вреде от большого буя, который служит тунцу опорой для освобождения от гарпуна. День подходил к концу, и я пытался смириться с поражением, утешая себя тем, что будет за чем вернуться в Мексику. Олег уже был в катере, а меня в который раз несло течением к скале в океане. Тунцы выходили, были вне дистанции верного выстрела. Сардинки попали в зону промышлявших во круг скалы «бандитов» – бонито быстро выели остатки чаминга. Я не был уверен, что пойду на еще один за ход, и решил просто нырнуть на границе изменения подводного рельефа на удачу. Пару раз увлекаемый течением к скале, я встречал тунцов и без прикормки. На глубине 12 метров остановился и стал плавно погружаться, зависнув в толще океана. Тунцы появились внезапно и, наткнувшись на меня, расступились и стали медленно обходить с двух сторон. Их было много. Там были очень большие, более 100 кг, и средние рыбины, они шли достаточно ровно, поскольку не кормились и перемещались большой стаей. Рисковать я не стал, выбирая самого крупного. Наметил ближнего и постарался сделать точный вы стрел в хвост. Тунец с пробитым стрелой хвостом остановился и стал мед ленно плавать в толще воды, иногда изгибаясь в попытке избавиться от «прицепившейся железяки». Стая, сделав круг, не спеша скрылась в глубине. Катера поблизости не было, и я решил обходиться своими силами. Как потом оказалось, приди ко мне катер в течение первых 10–15 минут, и работы было бы как минимум на 30–40 минут меньше. Первое время желтоперый ходил возле скалы на глубине 10–15 метров, но поднять себя не позволял. В какой-то момент тунец как будто вспомнил, где он живет, и рванул в сторону открытого океана. Не очень уверенный, что катер придет раньше, чем буй исчезнет из вида, я вцепился в буй и, с шумом вспенивая поверхность, стал удаляться в открытый океан за рвущим в глубину буйки тунцом.
     Катер подошел ко мне, и я передал разряженный арбалет, а взамен взял другой, уже заряженный командой. Иногда тунец позволял поднять себя до пределов видимости на 15–10 метров и затем с новой яростью устремлялся в глубину, растягивая амортизатор. Так продолжалось где-то 40 минут, и я уже был прилично измотан, когда в очередной раз поднятый до 15 метров тунец сделал паузу на отдых. С катера мне передали буек с карабинами, и, подтянув насколько возможно, я зафиксировал добычу буйком, пристегнув его к фалу. Не дожидаясь, когда тунец придет в себя, я нырнул к нему с заряженным арбалетом и сделал страховочный выстрел. Осталось передать оба шнура в катер, и Чило с приятелем дружно зацепили трофей баграми. Взвешивание возле дайв-центра показало 64,7 кг. Всегда вдвойне приятно, если охота или рыбалка завершается трофеем – впечатления остаются самыми яркими.
     Заканчивая наше путешествие в уютном мексиканском прибрежном городке, мы зашли в очень стильный портовый ресторанчик. Бухта вся заполнена белоснежными яхтами и небольшими кафешками и ресторанами. К нам стали заходить мексиканские музыканты-марьячес и за небольшое вознаграждение исполнять любой репертуар. Очередная ко манда с гитарами и в громадных сомбреро с энтузиазмом исполняла что-то мексиканское и очень душевное, а мы наслаждались великолепными морепродуктами с кучей остреньких закусок, как вдруг... Мы одновременно прекратили жевать и обернулись назад, не поверив своим ушам – среди хора марьячес возник голос, которому место скорее в опере, а не в портовом ресторанчике. Каково же было наше удивление, когда мы увидели поющего официанта! Он только что обслуживал наш столик, и вот уже душа развернулась. Такая она, Мексика!

     Мой путь лежит из Мексики в Панаму. Да мир вместе с еще одной командой «искателей приключений» уже добрался до Панама-Сити. Подлетая с тихоокеанского побережья к Мехико, я увидел невероятную по красоте и фантастичности картину – красно-коричневый ландшафт, местами вспухший гребнями скалистых гор, сменился густыми низкими и очень плотными облаками. Вскоре под нами простиралось облачное заснеженное поле, из которого торчали макушки заостренных горных вершин, а местами мачты радиоантенн. Вскоре в сплошном белом поле образовалась громадная круглая дыра, и самолет стал опускаться в этот невероятный колодец, как раз над Мехико.
     Панама, о которой я уже как-то писал, осталась верна себе – приключений хватило всем. Рассказ о приключениях, возможно, не очень уместен для читателя, которого больше интересует процесс охоты и трофеи. Но могу уверить всех авантюристов – если вы жаждете приключений, вам точно в Панаму! Пропуская перипетии с багажом, прилетевшим через два дня, наши с Захаром (моим тунисским другом) приключения в Панама-Сити и попытки доставить этот багаж до острова Сан Хосе – конечной цели нашего путешествия, – остановлюсь на некоторых эпизодах.
     В порту, где, по уверениям наших панамских друзей, нас ждет скоростная лодка с двумя моторами, которая домчит багаж и нас с Захаром до волшебного острова, мы сначала не находим капитана лодки, а потом стараемся угадать, какая из стоящих лодок наша. Методом исключения пытаемся определить среди тех посудин, что стоят у причала, но сотрудник порта разбивает все наши на дежды – показывает на обшарпанную лодчонку с мотором непонятной модели и мощности. Но, как обещали, второй мотор в 15 лошадей присутствует – лежит в лодке, а капитан поехал в город подкупить чего-то. Особенно тяжело было Захару, всегда подозрительно относящемуся к морю и любым опасностям, с ним связанным. Мы сами не верили, что багаж и мы выходим на этой лодке и с этим капитаном в океан. Беззубый худой оборванный малый с успехом подошел бы на роль пирата в голливудских фильмах. Но самое скверное, что он был еще и очень разговорчивым. На выходе из порта после того, как мы еле тащились среди громадных сухогрузов, наш флибустьер встал во весь рост, с тоской посмотрел на горизонт и перед тем, как дать полный газ, три раза с энтузиазмом перекрестился. Хорошо, что Захар, утомленный солнцем и страхами, дремал спиной к капитану и этого не видел.
     Всю дорогу капитан по-испански (английского он не знал) подробно рассказывал, какой он удачливый подводный охотник и как хорошо знает здешние места. Мы кивали с равными интервалами, понимая в лучшем случае 10 %. Наше странствие по океану под палящим солнцем растянулось вместо обещанных трех часов на весь день с заходом на другой остров для дозаправки. В это время наша команда, уже расселившаяся на Сан Хосе, решила выйти нам на встречу и за одно половить на троллинг. Но вскоре нам позвонили и сообщили, что катер у ребят сломался и они к нам не придут. Поздно вечером за ужином мы узнали продолжение истории – оказалось, что катер у ребят сломался на полпути к нашему острову. Спасательная операция закончилась эвакуацией всех потерпевших на остров Кантадора, откуда мы уже ушли. Самые же экстремальные приключения выпали на их возвращение – лодка с подвесным мотором служила местным такси, но, похоже, капитан сам не представлял, что его ожидает. К ночи усилился ветер и поднялась волна, застав панамское такси в открытом океане. Лодку заливало и бросало во все стороны – доставка вылилась в 5 часов, и к тому же из ночного мрака появились НЛО и сопровождали некоторое время наших мореплавателей.

Утром меня поразила красота острова и обилие невероятно красивых птиц, но сообщение о Карибском тайфуне, который захватил и тихоокеанское побережье Панамы, подпортило настроение. Впрочем, птички вскоре тоже показали себя с неожиданной стороны – уж очень они не пуганые. Завтрак начинался с попыток успеть спасти все, что накрыто на столе, и не дать мелким, похожим на синиц воришкам устроить погром на «шведском столе». Но пернатые обладали командным характером и, возможно, коллективным разумом. В результате я чаще проигрывал. А еще там были туканы – птицы с особым поведением. Если эта длинноклювая зверюга не получала от тебя вовремя кусок, она издавала такое злобное рычание, что всякое желание поиграть с ней пропадало. Зато они хорошо ловили куски хлеба, даже если кидали их через весь стол. Ну и, конечно, шумные ара, застенчивые амазоны, важные и противно крикливые павлины, не уловимые колибри – все это постоянно окружало нас на острове.
     И вот первый день охоты. Мы вы шли в океан к скалам прямо напротив единственного отеля на острове. Самые ближние из них окружали тихие прозрачные воды, но трофейной рыбы там не оказалось, так что было принято решение перейти к самым дальним скалам с выходом к открытому океану. Океанский накат переваливая через подводные камни между скалами, вспенивал поверхность и вызывал беспокойство у Захара. Я прыгнул первым и сразу увидел хорошего размера амберджека, успел зарядить ружье и по пасть в непуганую рыбу. Джек успел уйти на дно и скрыться в нагромождениях камней на дне – такие места всегда создают проблемы с вытаскиванием сильной крупной рыбы. Что бы извлечь не желающего стать сочными стейками джека, потребовалось немало потрудиться. Глупая рыбина, проскочив в арку под скалой, наглухо заклинилась и, задергавшись, привлекла нескольких оголодавших мурен. Уже завершая операцию по спасению ценного, богатого белком продукта, мне пришлось отгонять назойливых конкурентов. В итоге невезучий амберджек прибавил всем оптимизма и настроил на поиски трофея.

Прошло не более получаса, и трофей появился. Пытаясь дождаться достойного по размеру парго из тех, что выскакивали на дне между скал, я лежал на скальном плато между двумя скалами, поднимающимися из океана. Впереди замаячило облако мелкой рыбешки и начало приближаться ко мне. Вдруг сквозь стаю мелочи проступили знакомые очертания чудовищно большой головы – на меня надвигался группер, раскрыв широкую пасть, словно стараясь примериться, пройду я в нее или нет. Дежавю. Так похоже на то, что было за несколько лет до этого и тоже в Панаме. Шанс взять это чудо был только один – килл-шот. Справа и слева от меня громоздились подводные скалы с замечательными убежищами, которые в состоянии вместить не одного такого толстяка. Но желание еще более вдохновить моих охотников пересилило. Выстрел и глухой удар стрелы, вонзившейся точно за местом, где начинается жаберная крышка, слились в одном звуке. Группер начал заваливаться на бок.

     Самым длительным в охоте на этого «гигантского бычка» было поднятие тушки на поверхность. Только тогда, когда, плавно шевеля широкими плавниками и судорожно открывая широкую пасть, рыбина всплыла на поверхность, я смог оценить размеры. Этот будет крупнее первого панамского группера. Честно признаюсь – большого удовольствия и выброса адреналина такой трофей не доставил. Зато как эффектно выглядит на фото! Но предстоял еще самый тяжелый момент в этом процессе – извлечение трофея из моря в лодку. И помощь в этой неблагодарной работе, грозившей очередными проблемами моему многострадальному позвоночнику, смог оказать Андрей Михалыч, на мое счастье оказавшийся в лодке. У меня не было большого доверия к толстяку с гарпуном в голове – приди он в себя, выковырнуть его из очень обширных гротов на дне было бы нереально. А как же подводные фото? Эта мысль периодически по является в моем сознании благодаря давнему другу, известному подводному фотографу и фоторедактору Володе Гудзеву. Пришлось понадежнее привязать тросом через пробитую губу рыбину и устроить подводную фотосессию. Снимки под водой делал Андрей, и, учитывая небольшой опыт, они получились очень приличными. Вытягивание тушки далось нам не легко – долго не могли отдышаться.

      Процесс вытаскивания группера на берег, погрузки в кузов грузовичка и взвешивание привлекло владельцев и служащих отеля, которые, с удовольствием оказав нам по мощь, с не меньшим энтузиазмом отвезли деликатес на кухню. Чтобы взвесить рыбину, пришлось поработать лопатой – выкопать яму, чтобы хвост не упирался в песок. Весы показали около 114 кг. Уже поздно вечером мне вернули изъятый гарпун – повара немало потрудились, распиливая и раскалывая толстый позвоночник, пробитый точно посредине. Мне правда повезло. А у группера с таким ранением шансов не было. Рассказывать о последующих днях нечего – Карибский циклон все же достал нас. И за день до нашего отъезда случилось то, что в таких ситуациях всегда происходит – погода стала налаживаться. Мы постарались использовать оставшиеся пару дней по полной. Рыбу встречали и взяли все. И Сергей, и Андрей Михалыч боролись с очень достойными амберджеками. Были досадные сходы рыбин весом под 40 кг, но и взятые трофеи в 25–30 кг то же были достойными, что бы сняться с ними под водой. А вечером, выйдя для разнообразия на рыбалку с поппером, Сергей был вознагражден красивейшим зрелищем – севшая на его приманку махи совершила целый каскад прыжков, прежде чем была поднята на борт. Улетали мы, когда небо окончательно очисти лось от туч, ветер стих и океан стал удивительно прозрачным. Осталось только пожелать себе новых возвращений в страну приключений в более удачное по погоде время. Не могу говорить за всех, но для меня Коста Рика, Панама, Никарагуа, Колумбия звучат всегда притягательно. Манят, Михалыч... И, я уверен, для всех авантюристов и любителей жизни нет в мире места более притягательного!

Журнал "Мир Подводной Охоты" №2 2011 год









 



   на главную страницу    написать письмо
о компании  •  каталог  •  статьи  •  любознательным  •  где купить/дилеры  •  в помощь дилеру  •  задать вопрос  •  контакты
 
Copyright AlphaSport, 2005 All rights reserved
Рейтинг@Mail.ru DiveLIST.ru Рейтинг лучших дайв-ресурсов рунета. Дайвинг - рейтинг DIVEtop deepHUNTER.ru ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИН СНАРЯЖЕНИЯ ДЛЯ ПОДВОДНОЙ ОХОТЫ, ДАЙВИНГА И СНОРКЕЛИНГА.